Azzedine Alaïa.

BEAUTY AS ABSOLUTE

За последние десятилетия, на пересечении 20 и 21 веков, Azzedine Alaïa, неизбежно и, не встретив сопротивления, обосновался в мире моды, став отличным примером творца в полном смысле этого слова. Но как рассказать о его вселенной, как связать ее с таинственностью дизайнера, не обратившись, сперва, к словам Шарля Бодлера?

Я – красота в ее чистом виде.

И поэтому я требую, чтобы любя меня, ты любил лишь Красоту.

Alaia Paris bottle

В свое время, Бодлер прославлял женщин на языке чистого соблазнения. Модный дом Alaia, возводя Красоту в Абсолют, стал для нас проявителем современной женщины. Нас восхитила линия одежды, которая никогда не выйдет из моды, с безупречным покроем, одновременно классическим и дерзким: в своих обтягивающих или кружевных платьях, безупречно скроенных костюмах, корсетах с лазерной обработкой, в сочетании молний, кожи, шерсти и муслина, он выражал свой талант с виртуозностью мастера, контрастно сочетая архитектурную точность со сладострастной изысканностью. Подчеркивая грудь и бедра, Alaïa вновь рисовал женское тело, обнажая его красоту, подобно античной скульптуре, особое внимание уделяя чувственным изгибам, раскрывая силу форм, даруя женщине новое звание богини современности.

 От моды – к парфюмерии

Неудивительно, что к созданию своего первого аромата, Аззедин Алайя приступил точно так же, как и к предыдущим проектам. Он вновь отличился своеобразным поведением, основанным на беспрекословной уверенности и рискованности.

Эстетика Алайя – это манифест, истинная декларация прав женщины. «Если Аззедин Алайя повторяет в скульптуре тело женщины, то это лишь из-за особых с ними отношений: он видит их красоту, он дает им уверенность в своих телах, Sicurezza da bellezza, как мы говорим в Италии», делится Карла Соззани. Это была поистине революционная трансформация: заняв место в социальной динамике во второй половине 60х годов, через свои беспрецедентные наряды, Аззедин Алайя раздвинул границы обычной моды, публично объявив себя союзником женщин, которые всегда спешат, он переплетал их привычки в одежде и их личности, активно участвуя в настоящей миссии наделения женщин силой.

Его материалы застряли во времени, это становится очевидно в его революционных стретчевых изделиях на заре 80х, в тюлях с резиновыми принтами, в тканой шерсти, вышитой и обожженной последовательно японскими, итальянскими и французскими мастерами, в аппликациях на муслине, в кожаных изделиях с лазерной гравировкой, в многослойных кружевах. Основанная на познании новых материалов, его креативность переплетается с открытиями в области физики и механики. Используя особо дерзкие технические приемы, контролируя самую передовую информацию, основывая свою работу на законах, которые только должны быть подтверждены, Алайя  безостановочно двигался вперед, находя новые ответы на вопросы, занимавшие мыслителей его времени. Помимо обретенного мастерства в ослепительных технических навыках, Аззедин оставался архитектором и поэтом, следуя своему пути, проложенному между структурностью и креативностью.

С помощью парфюмированной воды, Alaïa Paris вновь подчеркивает абсолютизм Красоты. Чарующая вселенная Аззедин Алайя расширяется, когда он, в поистине Бодлеровском стиле, предлагает совершить Путешествие.

 Проект

И вновь, в новом проекте, Аззедин Алайя тщательно и придирчиво лично контролировал каждую деталь, пользуясь советами команды экспертов, излучающих мастерство. И вновь, близкие друзья, а также новые знакомые, среди которых Натали Эллоин-Камель, Николя Годин, Паоло Реверси, Карла Соззани, Гвиневер ван Синус, Мартэн Зэкери, Мари Саламань и Жюльен д’Ис – собирались за прямоугольным столом в творческом процессе, чтобы разработать элементы, которые оживят аромат и завершат проект. Упоминая множество потоков, из которых состоит вселенная Alaïa и которые вновь напоминают о Бодлеровском понимании синтеза, мы вновь должны обратиться к словам поэта:

Как длинное эхо, что, кажется, тает

В мрачном, пустом единении,

Глубокие, как темные ночи и светлые, как дни,

Запахи, краски и звуки отвечают друг другу.

alaia

Своим выбором холодного, удивительного аккорда, своим решением предложить шокирующий, ольфактивный сюрприз, Алайя вновь остается верен себе. И вновь он становится пионером, открывая врата неожиданным чувствам. Поразительно современная ольфактивная пирамида парфюмированной воды наконец становится выражением свежести. “Это не концентрат, а парфюмированная вода”, настаивает он. “Нанести аромат – значит освежиться, это так обычно и естественно, это не просто туалетная вода”. И вновь, таинственность Алайа выходит на передний план.

История Alaïa Paris – это также плод неожиданной встречи с молодой женщиной – парфюмером, Мари Саламань, принадлежащей к новому поколению парфюмеров Firmenich. Дерзкая, целеустремленная энтузиастка, только услышав о задумке господина Алайа (запах холодной воды, попадающей на горячий мел), мгновенно начала поиски. Она рассказывает: «Я очень быстро создала формулу, передающую этот момент. Она содержала множество свежих, акватичных минеральных нот. Я создала этот аккорд меньше, чем за один день. Потом, интуиция подсказала, что следует добавить контрастности, менее невинной, поэтому я использовала анималистическую ноту, окружив ее мускусом». Среди многих проектов, представленных на рассмотрение Аззедин Алайя, только решение Мари привлекло внимание мастера. Обладая плохим пониманием коммерческой составляющей, творец вновь находился не в ладах с парфюмерией времени. «Аккорд, который хотел получить господин Алайя, действительно странный. Он не имеет абсолютно ничего общего с современной парфюмерной модой», рассказывает Мари Саламань.

Ольфактивная пирамида:

Свежее впечатление: воздушные ноты и розовый перец

Цветочное впечатление: фрезия и пион

Оголенная кожа: анималистические ноты и мускус

Флакон? Автором задумки стал Мартэн Зэкери, который хотел создать «фетиш для женщин». Пользуясь своимчерным зеркалом, чистым, компактным и странным, Зэкери создал тело из тяжелого, драгоценного, прозрачного черного стекла (что-то среднее между метеоритом и отполированной галькой), которое он украсил, с обоих сторон, знаменитым вырезанным лазером узором Alaïa, культовым принтом, который впервые появился на кожаном корсете еще в 1990х годах. Колпачок, контрастируя с флаконом, будто подчеркивает его, являясь данью почтения мастерству Alaïa, катушка золотой нити, будто летит, выполненная из сплава замак и розового золота. Упаковка нежно обрамлена черным, она несет в себе нюд от Alaïa – насыщенный розовый бежевый, напоминающий цвет кожи, один из любимых оттенков дизайнера.

Новинка уже в Украине.

Добавить комментарий